“И гаснет свет…” (Lights out, 2016)

“И гаснет свет…” берет корни в оригинальном короткометражном бессловесном фильме Дэвида Ф. Сандберга, но авторы сценария этого фильма явно не способны растянуть многообещающую затею, потому что в конце концов киноленте буквально не хватает хорошего материала.

Уникальный сюжет трехминутной короткометражки: женщина находится в квартире одна и, когда свет выключается, внезапно появляется силуэт жутковатой женской фигуры, а когда свет вновь включается, нечто исчезает. Имея покровительство Джеймса Вана, шведский режиссер Дэвид Ф. Сандберг в “И гаснет свет…” не отходит от источника и лишь монотонно повторяет одни и те же трюкачества: свет включают, выключают; включают, выключают, пока сверхъестественное чудище не приближается к своей жертве вплотную, а скрип или хруст не перерастают в визги и вопли.

Картина начинается с более дорогого варианта миниатюрного оригинала. На сей раз зрителя знакомят с демоническим призраком в мрачных проходах текстильной фабрики. Таинственный пролог заканчивается изуродованным телом владельца Пола (Билли Берк), одиноко лежащего на полу.

Далее зрителя знакомят с близкими Пола: его миленькой, но дерзкой падчерицей Ребеккой (Тереза Палмер), ее сводным маленьким братом Мартином (Гэбриел Бейтман), а также их душевнобольной матерью Софи (Мария Белло), которая дома время от времени разговаривает с воображаемой Дианой, таящейся в темноте. Мартин страшно напуган поведением матери, поэтому страдает бессонницей, смыкая глаза на уроках. Об этом сообщают Ребекке, которая немедленно забирает мальчика к себе, вспоминая собственное проживание в доме Софи.

С открытия фильма вся история постепенно, но уверенно теряет напряжение и утомляет, превращаясь в типичную страшилку с вечными дешевыми испугами и надоедливым приведением, которое старательно желает заставить зрителей трепетать. История затягивается, потому что скептицизм о происходящем развеивается весьма быстро. Загадка раскрыта, саспенс рассеивается. Ребекка проясняет суть воображаемого друга Софи, без усилий распутывая тайну прошлого матери, и нам остается только наблюдать за тем, как Диана ревностно отпугивает родных Софи. И оказывается, что Диана – иллюзорное видение матери и настоящий монстр, ранимый светом искусственным и естественным.

Растянув фильм с трех минут до восьмидесяти и построив зыбкую мифологию вокруг главного антигероя, режиссер состряпал фильм не только непродуманный, неразвлекательный, но, что самое ужасное, не шибко страшный.

Давайте признаемся, фильмов ужасов о чудовищах и привидениях выходит нескончаемая куча и картина “И гаснет свет…” явно увлекательнее в ряду второсортных хорроров наподобие “Сомния”, “Виселица”, “Астрал 3” и “Синистер 2”, но она серьезно уступает в хитрости недавнего ужастика “Заклятие 2” того же Джеймса Вана.

Во всяком случае, “И гаснет свет…” идейно и стилистически имеет отсылки к изобретательному австралийскому хоррору “Бабадук”, в котором зритель погружается в террор обаятельных, но безумных образов. “Бабадук” представляется детской, камерной версией классики “Сияние” и “Изгоняющий дьявола”. А жутик “И гаснет свет…” просто-напросто сюжетно беднее и персонажи в нем менее убедительны. Вместе с тем фильмы ужасов изобилуют скрытым подтекстом и метафорами, поэтому зрителя занимает их деконструкция. Скажем, мрачное чудище – символ семейной тревоги. Только вот здесь остается ощущение неразвитости основной темы – горя и уныния – ибо вместо разбора фобий героев создатели лениво эксплуатируют шаблонную формулу “тихо-тихо-тихо-БУМ!”, на которой они хоть как-то выруливают.

В фильме “И гаснет свет…” недурно играют со звуками скрежета. Ритмично обыгран свет: красные лампы вывески тату салона, фары автомобиля и вспышки света от выстрелов пистолета. В таких эпизодах оператор Марк Спайсер выполняет свою работу на твердое хорошо. Он показывает злого духа ненавязчиво в разнообразном освещении и тенях. Пожалуй, без этого дебютное кино молодого Сандберга вовсе было бы скверным пустяком.

Симпатичные, но примитивные персонажи в занятной истории, правилам которой авторы фильма-однодневки не всегда следуют. На что, как и где способно мистическое существо во всей полноте непонятно. Фундаментальный страх “как остаться вне темноты” теряется, потому что озадачивает логика повествования, поэтому ослабевает и эмоциональная связь с героями. Сандберг представляет плод психического заболевания Софи (странно, но она подчас выпадает из сюжета) с трагическими последствиями, а силуэт во мраке оказывается живучим настолько, насколько сильно бьется сердце матери. К несчастью, как только зритель готов разобраться в действии, на экране появляются сумбурная кульминация и титры.

Если совсем коротко – хотелось лучшего. Правда. Изумительная идея, окутанная банальностями и обещаниями, которые не вызывают особого энтузиазма. Чем меньше сказано о финале, тем лучше. Честно – неудачно и обидно. Поклонники жанра будут особенно злыми. Кто создал и кто, оступившись, посмотрел этот беззубый хоррор – будьте любезны, оставьте этот проступок в тени своей биографии.

Saistītie raksti