“Заклятие 2” (The Conjuring 2, 2016)

Жил на свете человек,
Скрюченные ножки,
И гулял он целый век
По скрюченной дорожке.

Страшнее ужастика может быть ужастик, основанный на реальных событиях. Оккультные сказки окутывают и второй фильм “Заклятия”, который дает публике лютую историю о лондонском сверхъестественном прямо из жизни Эда и Лоррейн Уорренов, которые брались за “Ужас Амитивилля” и роль которых в картине Джеймса Вана исполняют Вера Фармига и Патрик Уилсон. Уоррены – религиозная пара, проявляющая внимание к душам случайных жертв убийственных духов. Экстрасенсы в киноленте не чудаки, проходимцы или надуватели, а преданные профессионалы. В новом фильме авторы толкуют о кошмаре энфилдского полтергейста, поставившего в тупик английскую полицию и специалистов по мистическим явлениям.

1977 год. Дети матери-одиночки Маргарет Ходжсон жалуются, что ночью их кровати трясутся, в темноте комод движется самостоятельно и угрожающий стук в дверь спальни мучает их сон. Кроме того, скрип и шепот – привычные для ужастика инструменты. И вот покой одной из девочек нарушает дикий голос сердитого деда Билла Уилкинса, который скончался в кожаном кресле, а теперь желает избавиться от всей семейки Ходжсон. “Это мой дом!” – кричит бесноватый дух мертвеца устами ребенка.

Невзирая на широту происходящего, рассказ о привидении получается весьма камерным. Маргарет опасается, что ее дочь Джанет становится центром внимания бешеного покойника. Окружение семейки смотрит на происходящее с недоверием. Действительно, почему именно эта девочка? Джанет подозревают, что у нее видения или она лишь проворачивает детскую шалость. Если так, то шутка ребенка выглядит смертельно убедительно, потому что как объяснить то, что она свирепо рычит и подвисает в воздухе?

Джеймс Ван известен как мастер ужасов. Он подарил зрителям знаменитые хорроры “Пила” и “Астрал”. И сейчас его преследует серьезная тень ответственности, потому что первая часть “Заклятия” удалась на славу. Малобюджетный хоррор и его продолжение являются старомодными фильмами ужасов, но старомодными с точки зрения формы и эстетики. Каждый эпизод пропитан мраком и жутью. Джеймс Ван здорово строит саспенс, манипулирует изображениями и нагнетает ужас всюду, где только возможно.

Среда 70-х, дом с демоническими призраками, встревоженная семья и охотники за колдунами и злыми духами. При этом на фоне основной сюжетной линии показаны беспорядки и консервативные речи “железной леди” Маргарет Тэтчер. Признаться, авторы сценария Кэри и Чад Хэйес не рискуют вступать на порог британской политики, поэтому фильм не кажется столь реакционным. Да, нам эскизными штрихами показывают, что смута настигает семью и страну, а священники, полиция и иные авторитетные лица не способны помочь, и всему виной демон в одеянии монашки. Женщина – источник безобразного террора и колдовства. Вот только глубокомыслие остается под ковром.

После просмотра “Заклятия 2” складываются очень смешанные мысли. Часть картины просто великолепна: продуманный сюжет с паническим настроением и отсутствием кровищи. Актеры прекрасны в своих ипостасях, а дети так и вовсе правдоподобно ужасны, но ужасны в нужном для истории смысле слова, а Ван полагается на чудные ракурсы и звуковые инсинуации. Демоническая монашка же охотится на живых и уязвимых.

Преимущество киноленты очевидно в хмурой и холодной эстетике. Режиссер обладает уникальным стилем и кубриковской манерой съемки. Его камера нескончаемо плавно преследует персонажей, головокружительно направляясь к окнам, дверным щелям, по коридорам, вдоль стен, над комнатами, а порой даже над домами и затем обратно. Ван иногда заигрывается с продолжительными кадрами, иллюстрируя свое понимание кинематографического ремесла. Кроме того, он очень хорошо знает жанр и превосходно пользуется его рычагами, поэтому внимательный зритель в картине заметит отсылки к классике “Изгоняющий дьявола” Уильяма Фридкина и “Омен” Ричарда Доннера, и в большей степени к тому же “Астралу”, когда Лоррейн Уоррен впадает в паранормальный мир. В открытии киноленты в стиле Скорсезе нас неторопливо проносят в дом, где мы впервые встречаем Эда и Лоррейн, в считанные минуты знакомясь с их обстановкой и жутковатым спиритическим сеансом. А напряженность все не утихает. Нет сомнений, что “Заклятие 2” сделано с любовью и азартом.

Примечательно, в фильме диалог со зрителем происходит преимущественно через использование недиегетических звуков, при этом диегетические звуки – угрожающий голос злодея, детская музыкальная игрушка, звонкая сирена пожарной машинки и поскрипывающее кресло – пускаются в дело чрезвычайно умело, создавая атмосферу одиночества и страха. Все знакомо, но азбука работает чудесно.

Не обойтись и без скверного словца. Вопросы остаются к сюжету, который к квазикульминационному финалу урывками распыляется и которому местами не хватает тонкости и формального изящества. И здесь нужно сразу решить, будет ли зритель взрывать собственный ум, чтобы соединять все кусочки головоломки, либо будет неустанно глазеть, дергаться от страха и получать удовольствие, сидя с пропотевшей спиной или мокрым сидением.

Редкие фрагменты визуальных эффектов вызваны сценарной необходимостью, поэтому кажутся вынужденными, иногда нелепыми, а случаями вообще бездарными. Эх, Ван, что же ты так, старина. Радует и бесит одновременно то, что таких криворуких моментов по пальцам можно пересчитать, да со временем учишься реагировать на CGI-беспредел не так эмоционально. Вдобавок, фильм продолжительностью более двух часов умудряется исключить из повествования почти всех детей, кроме той, вокруг которой и вертится вся вакханалия. Хотя первая часть тоже страдает недосказанностью. Подобные сценарные недоработки в действительно знатном ужастике – дело непозволительное и весьма раздражающее. Вместе с тем фильм получился больше о живых, чем о мертвых. В истории заметны идеи о силе, недостатках и жертвенности Уорренов и Хадсонов, поэтому персонажи имеют вес.

Громкий пафос, картонные образы и чудовищно адовый, но в итоге унылый злодей – все в картине существует, но как-то удается тускнеть в атмосфере трепета и страстей рассказа. Хорошо хоть история не закончилась актом экзорцизма с оглушительными молитвами и пронзительными воплями жертвы. Правда, мебель кое-где летает и ломается.

В работе Зигмунда Фрейда “Зловещее” написано, что страх вызывает то, что нам незнакомо и непривычно. Следовательно, если зритель является поклонником фильмов ужасов, то “Заклятие” может слегка напугать и насторожить. “Заклятие 2” принимает немного иной поворот и делает это весьма удачно, потому что здесь страх уходит своими корнями в сверхъестественное, с которым мы в кино знакомы, но оно все еще воспринимается как-то странно. Фетишистская карусель с привидениями, где зрителя толкают в каждой комнате.

В конце концов, “Заклятие 2” имеет сюжетные недостатки и пару визуальных грехов, но в целом грозная, нескончаемо терроризирующая душу кинолента одаренного Джеймса Вана является достойным продолжением первого фильма. Лучше или хуже ужастик не стал. “Заклятие 2” является другим. А если в целом, обстоятельно и без лишних эмоций, то получился живой и сильный хоррор.

Saistītie raksti